Чистопрудный бульвар зимой
Патрон шедевра
Маркин Сергей (1903-1942)
Чистопрудный бульвар зимой
1932
Размер - 73 x 57
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - ЖС-1450
Приобретено у Т.И.Молодцовой. 1979
Сергей Иванович Маркин принадлежал к трагическому поколению незаслуженно забытых художников, окончивших в конце 1920-х годов московский Вхутемас. Будучи учениками лучших живописцев старшего поколения, они продолжали традиции своих выдающихся педагогов и держались в стороне от советского официального искусства. Жизнь и творчество Маркина, как и многих его ровесников, оборвала война: он ушел добровольцем в ополчение во время битвы за Москву и умер в 1942-м в полевом госпитале после ранения (похоронен в братской могиле у деревни Середа под Можайском). Перед уходом на фронт он уничтожил многие свои холсты рубежа 1920–1930-х годов, опасаясь, что выдвинутое критикой против этих работ обвинение в «формализме» может доставить его семье неприятности (позже в семейном альбоме нашлось 27 фотографий утраченных картин). Полотно «Чистопрудный бульвар зимой» (1932) было случайно найдено сестрой художника за шкафом в своей квартире во время визита к ней искусствоведа О.О. Ройтенберг, изучавшей биографию и творчество художников поколения «плеяды».
Сергей Маркин, начинавший в 1911 году с воскресных классов Строгановского училища, в 1920–1927 был студентом Вхутемаса, где обучался сначала в группе Н.А. Удальцовой, на 2-м курсе – у А.А. Осмёркина, затем на станковом отделении живописного факультета у А.В. Шевченко. Коренной москвич, Маркин является автором многочисленных московских пейзажей, в которых передан ритм современного города. Особенно часто, более двадцати раз, он писал виды своего любимого района – Чистых прудов, изображаемых им в разное время года и даже дня. Художник жил на Чистопрудном бульваре в доме № 19, рядом с кинотеатром «Колизей».
В работе «Чистопрудный бульвар зимой» (1932) запечатлен увиденный из окна многоэтажного дома заснеженный московский двор. Интересно композиционное решение картины. Диагональное движение вереницы пешеходов по тропинке из глубины картины к ее переднему краю и плотная завеса черных стволов и голых ветвей деревьев придают ритмическую остроту и динамику городскому виду.