Рама к произведению живописи: И.Е. Репин "Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве"
1886
Размер - 361 x 558 x 40
Материал - дерево, серебро, масл. краска
Техника - левкас, резьба, комбинир. золочение (по полименту и матовое)
Инвентарный номер - Р ХУД-567
Расположение гербов губерний и областей России на галтелях рамы
(по часовой стрелке):
Верхняя галтель – слева от Малого герба Российской империи:
герб Черниговской губернии (в левом верхнем углу), герб Саратовской губернии, герб Курляндской губернии, герб Санкт-Петербургской губернии.
Верхняя галтель – справа от Малого герба Российской империи:
герб Киевской губернии, герб Лифляндской губернии, герб Астраханской губернии, герб Варшавской губернии (в правом верхнем углу).
Правая галтель (сверху вниз):
герб Костромской губернии, герб Новгородской губернии, герб Люблинской губернии, герб Вятской губернии, герб Великого Княжества Финляндского, герб Казанской губернии (в правом нижнем углу).
Нижняя галтель – справа от картуша с текстом коронационной речи:
герб Харьковской губернии, герб Нижегородской губернии.
Нижняя галтель посередине – картуш с цитатой из текста коронационной речи Александра III: «Я очень радъ еще разъ видътъ васъ; душевно благодарю за ваше сердечное участiе въ торжествахъ Нашихъ, къ которымъ такъ горячо отнеслась вся Россiя. Когда вы разъедетесь по домамъ, передайте всъем Мое сердечное спасибо, слъдуйте совътамъ и руководству вашихъ предводителей дворянства и не върьте вздорнымъ и нелепымъ слухамъ и толкамъ о переделах земли, даровыхъ приръзкахъ и тому подобному. Эти слухи распускаются Нашими врагами. Всякая собственность, точно также какъ и ваша, должна быть неприкосновенна. Дай Богъ вамъ счастья и здоровья».
Нижняя галтель слева от картуша с текстом коронационной речи:
герб Могилевской губернии, герб Рязанской губернии, герб Таврической губернии (в левом нижнем углу).
Левая галтель (снизу вверх):
герб Владимирской губернии, герб Оренбургской губернии, герб Архангельской губернии, герб Курской губернии, герб Бессарабской губернии.
Создание рамы курировалось Министерством Императорского двора и Кабинетом Его Императорского Величества. Обрамление должно было соответствовать статусу коронационного события, изображенного на полотне, а также формировать у зрителя образ мощной многонациональной державы, состоящей из большого количества административных территорий и областей, сплоченных под властью российского императора. Судя по сохранившимся наброскам В.М. Васнецова с отдельными элементами рамы, его участию в оформлении коронационных меню и коронационного альбома 1883 года, эскиз рамы можно отнести к его авторству. Сама же рама выполнена в Петербурге, предположительно, в мастерской А. Жеселя, специализировавшейся на создании сложных резных рам и сотрудничавшей с Императорским Эрмитажем. В изготовлении обрамления принимал участие столяр Эрмитажа Михаил Сидоров. Позднее он сопровождал картину в Большой Кремлевский дворец, для интерьеров которого она и предназначалась, и собирал разобранное на период транспортировки из Петербурга в Москву обрамление.
На раме содержится 25 гербов губерний и областей России, откуда прибыли волостные старшины, изображенные на полотне. Среди прочих – герб Москвы, входящий в состав Малого герба Российской империи. Герб находится в картуше, увенчанном императорской короной, в середине верхнего листеля рамы. По типу расположения гербов раму можно сравнить с изображением Большого герба Российской империи, утвержденного императором Александром III в 1882 году и с этого момента считавшимся личным гербом императора, обозначающим его титул.
Кроме картуша с фрагментом коронационной речи императора и 25 гербов, в декоре рамы «цитируются» археологические находки, относящиеся к территориям различных областей и губерний России. Орнамент в «зверином стиле», идущий по нижнему листелю рамы, восходит к орнаменту на серебряной оправе Турьего рога Х века из Черной могилы (кургана в Черниговской области). В период работы Васнецова над эскизами рамы Турий рог уже находился в экспозиции Исторического музея в Москве.
Над гербами Костромской и Бессарабской губерний вырезана композиция «Полет Александра Македонского на грифонах», схожая с изображением на южном фасаде Дмитровского собора во Владимире. Подобное украшение, обнаруженное при раскопках в Луговой могиле (Днепропетровская область), названо изображением «крылатой Артемиды, удушающей двух зверей».
Образцом для декора картуша с императорской речью, очевидно, послужили два грифона, представленные на золотом ажурном украшении из Александропольского кургана (Луговой могилы). Еще один орнамент в верхней части рамы удалось соотнести с золотым ажурным украшением (золотым декоративным «ошейником» для лошади) из Александропольского кургана. На раме встречаются и другие «цитаты» известных археологических памятников.
К моменту создания рамы большинство из перечисленных археологических древностей уже было исследовано и даже частично опубликовано, поэтому можно с большой вероятностью утверждать, что автор ее эскиза был знаком с оригиналами. Очевидно, его консультировал опытный археолог, вероятно, В.И. Сизов, ученый секретарь Исторического музея. Кроме того, расположение на раме декора, имитирующего археологические древности разных территорий Российской империи, тесно связано с гербами губерний – территорий обнаружения этих древностей, а также народами, когда-либо населявшими эти территории. Орнаментальный декор рамы перекликается не только с интерьерами залов Большого Кремлевского дворца (где должна была бытовать картина), но и с архитектурным обрамлением древних построек Кремля и древнерусской архитектуры в целом.
Что касается цитаты речи императора, произнесенной на одном из коронационных обедов 21 мая 1883 года и обращенной к представителям народа – волостным старшинам, то она задействует не только зрительные, но и слуховые ассоциации, сильнее погружая зрителя в атмосферу картины. Читая текст, вырезанный в картуше рамы, он ощущает себя вовлеченным в происходящее событие: стоящим во дворе Петровского дворца и вместе со старшинами слушающим императора.
Посредством текстовых и символических «цитат» на раме картина Репина приобретает статус символа государственной власти, утверждающего величие и мощь многонациональной Российской империи, ее огромную территориальную протяженность и сплоченность множества народов под началом российского самодержца.
Сам художник не приветствовал такого рода раму для своего полотна: «Надо было самому шаблоны нарисовать… Ну, теперь не переделаешь…», – писал он Владимиру Стасову.