Лемпорт Владимир (1922-2001)
Портрет Андрея Вознесенского, читающего "Треугольную грушу"
1962
Размер - 50 x 27 x 30,5
Материал - бетон
Инвентарный номер - НТ О-439
Дар РОО "Общество коллекционеров современного искусства". 2008
В середине 1960-х годов поэт Андрей Вознесенский – культовая фигура, наравне с Евгением Евтушенко, Беллой Ахмадулиной, Булатом Окуджавой, Робертом Рождественским и др. После смерти Иосифа Сталина в 1953 году в СССР происходят политические перестановки, снимаются различные запреты, объявляются амнистии, и начинается эпоха Оттепели, ознаменовавшая фундаментальные изменения в культурном поле.
В 1950-1960-х годах культ поэзии и поэтический ажиотаж были повсеместными и стали заметными приметами эпохи. В это время молодые поэты становятся кумирами миллионов, читают стихи на площади Маяковского, собирают переполненные залы Политехнического музея.
Скульптор Владимир Лемпорт запечатлел Андрея Вознесенского в момент декларирования поэмы «Треугольная груша». Поэт незадолго до этого вернулся из командировки по Соединенным Штатам Америки в составе советской делегации и по впечатлениям от поездки начал работу над циклом стихов «40 лирических отступлений из поэмы «Треугольная груша»», вышедшем в 1962 году. В том же году Лемпорт создал скульптурный портрет Вознесенского, отразив в пластике экспрессию и патетику публичного выступления поэта. Воплощенный Лемпортом образ оказался созвучен экспериментальному характеру языка самого Вознесенского, представляющего пример синтеза новаторства и традиции. При этом скульптор постарался нивелировать излишнюю пылкость и пафос за счет вытянутой треугольной формы, иронично отсылающей к названию поэмы.
В 1954 году, вскоре после окончания Строгановского училища, Владимир Лемпорт вместе с соучениками Вадимом Сидуром и Николаем Силисом создал группу «ЛеСС», названную так по первым буквам фамилий участников. За 14 лет существования группы они спроектировали и реализовали множество монументальных скульптур и рельефов, многие из которых, правда, были признаны формалистскими и уничтожены вскоре после их создания. Тем не менее произведения ЛеССа вошли в историю русского искусства второй половины XX века как уникальный пример модернистской скульптуры, воплощенной в общественном пространстве.