Васильев-MON Юрий (1925-1990)
Страдание современной женщины
1966
Размер - 122,5 x 71,5 x 10,5
Материал - бумага, гипс, металл, пластмасса, ткань, фрагменты растительного происхождения
Техника - ассамбляж, коллаж, масло, реди-мейд
Инвентарный номер - НТ О-158
Приобретено у Васильевой Ленель Петровны. 2006
Творчество художника Юрия Васильева, получившего в художественном училище прозвище Mon – «единственный», «первый», исключительно разнообразно. В 1960–70-е годы художник выполнял эскизы костюмов и декораций к спектаклям Юрия Любимова в театре на Таганке, работал в жанре монументальной живописи, выполнял иллюстрации для книг, проводил реставрационные работы в музее-заповеднике А.С. Пушкина «Михайловское», занимался скульптурой и плакатной графикой. Будучи вовлеченным в советскую систему художественного производства, Васильев с ранних лет был связан и с кругом авторов неофициального искусства, в частности, со знаменитой «лианозовской группой», к которой его приобщил Евгений Кропивницкий. Знакомство с русским авангардом, а также общение с художником Оскаром Рабиным, скульпторами Эрнстом Неизвестным и Вадимом Сидуром, активно экспериментировавшими с формообразованием, во многом повлияли на сложение собственного языка Васильева, который обогатился приемами сюрреализма и экспрессионизма.
Насыщенное деталями пространство композиции «Страдание современной женщины» демонстрирует возможности сочетания приемов ассамбляжа, коллажа и «найденной вещи» (фр.objet trouve). Многочисленные вырезки из зарубежных журналов с изображением интерьеров, пейзажей и фотографиями артистов играют роль пространства сна героини, своеобразного «полюса недоступности» для советского человека. Введенные в ткань произведения отдельные предметы поддерживают его сюрреалистический строй. Так, звонок возле головы героини готов в любой момент прервать ее сон, а окружающие ее лезвия и шипы розы предостерегают от движения внутрь насыщенного визуальными образами пространства фона. Автор помещает «современную женщину» в ее собственное магическое пространство. Подчеркнуто статичная поза героини с «ритуальным» жестом руки, ее закрытые глаза и напоминающее погребальную маску лицо заставляют вспомнить средневековые надгробия или культовую скульптуру Древнего Египта. При этом фигура героини остается связанной и с пространством зрителя, что фиксируется доведенными до натурализма деталями: слепками с лица и руки, украшениями, выполненной из ткани объемно трактованной одеждой, а также помещенной на животе кнопкой с надписью «lubi» (люби), приводящей в действие лампочку на груди, – приглашение прервать ее тревожный сон. Эта деталь делает ассамбляж одним из первых примеров интерактивного объекта в истории советского неофициального искусства.
«Страдание современной женщины» является единственным образцом подобного эксперимента художника, произведения которого редки для музейных коллекций.