Разрез
Патрон шедевра
Булатов Эрик (род. 1933)
Разрез
1965-1966
Размер - 110 x 110
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - НТ Ж-35
Приобретено у автора. 2004
Эрик Булатов – один из ключевых художников русского искусства второй половины XX века. Творчество мастера не вписывается в рамки какого-то одного направления, его произведения соединяют в себе иллюзорность гиперреализма, интеллектуальность концептуализма и иронию соц-арта. Он виртуозно овладел инструментарием и языками разных стилей, хотя в 1958 году окончил Художественный институт им. В.И. Сурикова, получив классическое художественное образование, что не предполагало резких перемен. В начале своего творческого пути он испытал глубинное влияние Роберта Фалька и Владимира Фаворского, и это отчетливо проявилось в основополагающих принципах его искусства: аналитическом отношении к натуре и интересе к пространственной структуре картины. Живописное полотно «Разрез» можно отнести к ранним поискам автора решения задачи по преодолению материальной плоскости холста, которую он разрушает путем иллюзорного прорыва в глубину: «всякий предмет состоит из поверхности и внутреннего пространства» – так выстраивает это противопоставление сам художник.
Из-за формального сходства абстрактного изображения с визуализацией физического разложения света на цвета спектра эту картину Булатова иногда сравнивают с произведениями оптического искусства. Аналогии подобным экспериментам можно найти не только в современном западном искусстве, но и в опытах художников русского авангарда 1920-х годов – в «живописных конструкциях» Ивана Кудряшова или «светописи» проекционистов. Данная работа Эрика Булатова принадлежит к целой группе ранних произведений художника, изображающих диагональные линии и плоскости, разрезающие поверхность холста. Сам автор в одном из видео-интервью вспоминает, что вдохновением для этих работ послужили его наблюдения за медицинскими операциями, а в статье «Поверхность – свет» (1981), опубликованной в книге Ильи Кабакова «60–70-e… Записки о неофициальной жизни в Москве» (1999) он пишет: «Стремление за пределы – это прорыв поверхности, разрыв ткани, т.е. смерть». В этой же статье Булатов подкрепляет словами ту философию плоскостно-пространственных отношений, которую можно видеть на его полотнах: «… пространство, как и поверхность, само по себе есть смерть. Лишь одновременно существуя, хотя и отрицая друг друга везде, пространство и поверхность образуют жизнь, т.е. ту форму существования, которая единственно доступна нашему человеческому сознанию». И визуально, и по авторским высказываниям можно почувствовать связь булатовских «разрезов» с мотивом раны Христа в средневековой книжной миниатюре и с художественным жестом разрезания холста у Лучо Фонтаны 1940–1950-х гг. Таким образом, у «Разреза» Эрика Булатова, помимо оптического и пространственного, появляется еще и символическое значение, а кроме отвлеченно научного и философского – еще человеческое и историческое измерения.

другие работы автора