Н. Рубцов
Патрон шедевра
Соколова Татьяна (1930-2010)
Н. Рубцов
1988
Размер - 82 x 70 x 44
Материал - бронза
Инвентарный номер - СКС-2523
Приобретено у автора. 1992
Татьяна Михайловна Соколова – одна из немногих женщин-скульпторов, получивших известность и признание. Она работала в станковой и монументально-декоративной скульптуре, мелкой пластике, в жанрах портрета и тематической композиции. Ее творчество отличали игровое начало и театральность в сочетании с выразительной скульптурной формой.
С начала 1960-х Соколова часто работает в жанре портрета. По выражению критика Виталия Манина, писавшего о Соколовой в 1980-е годы, при работе над портретом она нередко «балансирует на грани внешнего подобия и гротеска, натуральности и ироничности, соединяет шаржированные черты и стрельчатые пластичные линии – это балансирование каждый раз сообщает образу необходимую меру подвижности и жизненности. Интимность произведений Соколовой неизменно соединяется с общественной оценкой того или иного деятеля. Вернее, для интимного обозрения скульптор выбирает общественно ценного, нравственного человека». Таков портрет Николая Рубцова.
Николай Михайлович Рубцов (1936–1971) – русский лирический поэт, который описывал красоту северной деревни и непреходящую сущность человеческого характера, сложившегося под влиянием природы Русского Севера. «Портрет Рубцова» не являлся заказной работой – Татьяна Михайловна обратилась к этому образу, поскольку любила лирику Рубцова, он был одним из ее любимых поэтов-современников. Несмотря на то что портрет создавался уже после его смерти, Соколовой удалось передать не только физиогномическое сходство и черты, присущие ему как человеку, но и уловить особенности поэтического таланта.
Изображая трагически погибшего поэта, скульптор словно угадывает в его настроении некое тревожное предчувствие. Соколова сознательно уменьшает площадь основания бюста, недолепливая грудь и предплечья, чтобы создать впечатление неустойчивости и хрупкости жизни. Пластически передает ощущение внутреннего раскола, разрыва: стык пиджака проходит глубокой вертикальной линией, а сомкнутые на груди руки пересекают ее почти горизонтально, тем самым создавая очертания, близкие к фигуре креста.