Пустыня (Сказка)
Патрон шедевра
Богаевский Константин (12(24).01.1872-17.02.1943)
Пустыня (Сказка)
1903
Размер - 71 x 196,5
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Инв.3740
Приобретено Советом галереи у автора. 1907
Константин Богаевский – один из самых самобытных художников рубежа XIX–XX веков. Выпускник пейзажной мастерской Архипа Куинджи, представитель так называемых «куинджистов», в значительной степени он перенял от своего учителя как художественный метод, так и мироощущение, сходное видение природы. Вслед за Куинджи, Богаевский отказался от применения в работе над картиной этюдов, отражавших натурные впечатления. Вместо этого художник стремился к преображению окружающего мира и созданию вымышленного собирательного образа. Развивая идеи учителя, Богаевский все сильнее отдалялся от реалистического взгляда на природный мотив, приближаясь к художественной фантазии, сотканной из вымысла.
Главной темой творчества К. Богаевского, которой он оставался верен всю жизнь, было изображение его родного Крыма, трактуемого как мифическая земля Киммерия. Как говорил художник, «…Я родился и всю жизнь прожил в Феодосии, древнем городе… в венце генуэзских башен, в тени аркад, среди пустынных и выжженных холмов». Памятники культур прошлого, возведенные древними греками и итальянцами-генуэзцами, с детских лет формировали в будущем художнике интерес к истории и археологии, который позднее подпитывался поездками в Грецию и Италию. Сам ландшафт излюбленного им Восточного Крыма, одновременно гористого и степного, рождал в сознании Богаевского облик древней земли, хранящей память веков.
Картина «Пустыня (Сказка)» – одна из самых значительных в творчестве Богаевского и сильных по степени эмоционального воздействия. По каменистой пустыни неспешно движется одинокий всадник. Выходя из тени, он направляется в сторону залитой солнцем горной долины. Маленькая фигура путника практически сливается с безжизненной природой. Скупая цветовая гамма, построенная на мрачных серовато-бежевых оттенках, усиливает драматизм сюжета и рождает чувство тревоги. Художник сумел создать ирреальное мистическое пространство, лишенное привычного земного света, воздуха и звуков. Подчеркнуто вытянутый горизонтальный формат, а также графическая проработка силуэтов уподобляют панораму декоративному фризу.