Ульянов Николай (1875-1949)
Русская Равенна
1908
Размер - 55 x 35
Материал - картон
Техника - масло
Инвентарный номер - ЖС-5657
из собрания К.А.Киселевой
Н.П. Ульянов вошел в историю искусства как портретист, театральный художник, но редко упоминается о том, что он был автором многочисленных пейзажей. Этот жанр стал для художника лабораторией, где он решал формальные задачи, проводя, по собственному признанию, «изыскания в области линии и цвета».
Ульянов хорошо знал и любил природу среднерусской равнины с ее легкой холмистостью, с полями, перерезанными оврагами, с обрывами над тихими реками, но отчетливо осознавал некоторую аморфность этих ландшафтов, считая, что они «еще ждут завершений». О том, как решить такую задачу, он еще в пору учебы услышал от Н.Н. Ге, который внушал начинающим художникам, что, работая над пейзажем, нужно «уразуметь искусство не только растворяться в обожании природы, но и в умении подчинить ее своим замыслам и живописной воле». В 1907 году Ульянов посетил Италию и в полной мере осознал глубинный смысл уроков «мудрого старца».
О своих впечатлениях художник поведал в очерке «Зовы Античности», где особое внимание уделил городам, которые глубоко затронули его воображение, в том числе «безмолвной, тишайшей» Равенне. Возможно, именно в этом городе и его окрестностях он особенно остро ощутил духовную близость с природой Италии и перенес это чувство на природу России. Обновленное восприятие отечественных пейзажей он выразил в картине «Русская Равенна», в которой «зовы» Италии соединились с образом родного города художника – Ельца, где в детстве он смотрел из окна чердака на «зеленеющ[ую] даль с уходящей в неизвестность белой дорогой» и пытался понять: «Куда идет эта дорога? Неужели… на край света, туда, куда скатываются звезды?». По этой дороге он однажды вместе с отцом отправился в паломничество в Задонск.
Формируя образный ряд картины, Ульянов стремился выявить структуру ландшафта. Подобием кулис воспринимаются группы деревьев, фланкирующие центральную часть изображения. Горизонтальные линии теней на дороге задают определенный ритм членению пространства на планы. Кроны деревьев имеют обобщенные силуэты. Розоватый цвет земли соседствует с изумрудной зеленью полей, напоминая о колорите произведений мастеров итальянского кватроченто.