Якулов Георгий (1884-1928)
"Вечер-швейцар". Страница книги А.Б. Мариенгофа "Руки галстуком"
1920
Размер - 34,6 x 26,7
Материал - бумага
Техника - литография
Инвентарный номер - ГРС-9304/8
Приобретено у Г.Ф. Африкантова. 2004
«Руки галстуком» – четвертая опубликованная книга Анатолия Мариенгофа, она же третья, выпущенная объединением имажинистов. Ее оформлением занимался Георгий Якулов. Иллюстрации на страницах книги ассоциативны, это сменяющие друг друга образы, которые рождаются в воображении художника при чтении стихотворных строк.
Якулов подписал Декларацию имажинистов вместе с С. Есениным, А. Мариенгофом, В. Шершеневичем, Р. Ивневым, Б. Эрдманом. В ней среди прочего провозглашалось: «Образ, и только образ. <…> Всякое содержание в художественном произведении так же глупо и бессмысленно, как наклейки из газет на картины. Мы проповедуем самое точное и ясное отделение одного искусства от другого. <…> Передай, что хочешь, но современной ритмикой образов». Художник вступил в «Орден имажинистов», участвовал в митинге-выставке картин и стихов имажинистов в Политехническом музее, там же вместе с демонстрацией картин читал доклад «Образ краски (нота имажинистов миру)». Всё это события 1919-го – года, предшествовавшего времени создания литографированной книги Мариенгофа «Руки галстуком».
В стихотворении Мариенгофа ощутима явственная перекличка с Владимиром Маяковским, который пользовался уважением представителей направления, вместе с ними принимал участие в выступлениях с эстрады. В журнале имажинистов «Гостиница для путешествующих в прекрасном» А. Мариенгофом и В. Шершеневичем было написано: «Маяковскому в случае ухудшения поэтических отношений с Гумом и Моссельпромом обеспечен заработок у нас» (1924. № 4). Образ Мариенгофа «вечер-швейцар» перекликается с «лакеем на засаленной кушетке» из поэмы Маяковского «Облако в штанах» (1914–1915).
Как и на предыдущих страницах книги «Руки галстуком», Якулов чередует два принципа работы над изображением – воздушный линейный рисунок («Вечер-швейцар в голубой ливрее…») и исполненный жирными черными линиями и пятнами литографской краски грандиозный экспрессионистический пейзаж («И снова голые локти этого, этого и того дома…»). Последний вызывает ассоциации с театральными декорациями художника.