Н.Н. Баженов. Шарж
Патрон шедевра
Андреев Николай (1873-1932)
Н.Н. Баженов. Шарж
1910-1912
Размер - 20 x 14 x 10
Материал - терракота
Инвентарный номер - СК-162
Приобретено у М.П.Гортынской, вдовы скульптора. 1960
Мастерство Николая Андреевича Андреева как «художника-психолога» с особой полнотой и силой раскрылось в работе над созданием памятника Н.В. Гоголю, воздвигнутому к столетию со дня рождения писателя в Москве на Пречистенском бульваре. В процессе изучения гоголевских персонажей скульптор сблизился с коллективом Московского художественного театра.
Для узкого круга друзей и знакомых актерами театра устраивались шуточные самодеятельные представления, которые назывались капустниками. На капустниках царили искрометное веселье и непринужденная атмосфера. В этих представлениях принимали активное участие не только ведущие актеры труппы, но и руководители театра К. Станиславский и В. Немирович-Данченко, а среди приглашенных бывали А. Чехов, М. Горький, Ф. Шаляпин. На них допускались лишь артисты МХТ и немногие избранные друзья.
Андреев проявил себя изобретательным художником-карикатуристом при оформлении этих шуточных представлений. Скульптором была создана серия небольших скульптурных пародий и карикатур, состоящая в основном из дружеских шаржей на артистов Художественного театра, на ряд таких близких друзей, как И.М. Москвин, Л.М. Леонидов, К.С. Станиславский. Утрированный портрет врача-психиатра Николая Николаевича Баженова (1857–1923) – один из сохранившихся шаржей из этого цикла произведений.
В Московском художественном театре Н.Н. Баженов вел курс психиатрии сцены, был активным участником Литературно-художественного кружка, который посещала «вся Москва», значимой фигурой артистического мира. В круг его научных интересов входило исследование с точки зрения психиатрии творчества писателей, в том числе Н.В. Гоголя. Баженов стал одной из «московских достопримечательностей»: он не пропускал ни одной премьеры, сам устраивал импровизированные костюмированные балы.
Сатирическая серия раскрывает неистощимую находчивость скульптора в поисках характерной пластической формы. Андреев обладал чрезвычайно острым глазом, умением подметить и заострить забавные черты своих героев. Одновременно им сохранялась дружелюбная сердечная нотка в интерпретации образа. Он имел богатый материал для наблюдений: присутствуя на репетициях, скульптор получал возможность следить за изменениями мимики актеров, руководителей и друзей театра. Кроме скульптурных портретов Андреевым были выполнены своеобразные куклы «Ваньки-встаньки» в виде старинных русских народных игрушек. Превосходные, наполненные юмором шаржи стали особенно популярны после того, как их репродуцировали в серии открыток, издаваемых в пользу пострадавших от Первой мировой войны.