Схимница
Патрон шедевра
Корин Павел (1892-1967)
Схимница
1930 год
Размер - 142 x 83,5
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - ЖС-579
Приобретено у автора. 1965
В 1925 году Павел Корин, побывавший на похоронах патриарха Тихона и пораженный всенародным прощанием со святителем, задумывает написать грандиозную картину и запечатлеть на ней тех представителей духовенства, интеллигенции, и простого люда, которых он там увидел. Эти образы, которые, по мнению П.Д. Корина, отражали самобытность русской культуры и духовности и, казалось, безвозвратно уходили из жизни России, художник хотел сохранить. Первоначально его картина задумывается как трагическая, звучащая как музыкальное заупокойное произведение - реквием. Но постепенно в сознании художника она приобретает торжественные героические оттенки, так как, работая над портретами персонажей своей картины, Павел Дмитриевич видит людей сильных духом, готовых стойко перенести испытания, приготовленные им временем.
С 1925 по 1937 год Павел Корин создает серию портретных этюдов для своей будущей картины, а с 1935 по 1959 год работает над главным эскизом для «Реквиема».
Среди этих портретов особым смыслом наполнены портреты схимников. Их фигуры выделяются одеждой, покрытой изображениями крестов-Голгоф и других знаков, напоминающих о страданиях Христа, словами погребальных молитв, говорящих об отрешенности их от мира и ангельского славословия - «Святый Боже …». Особенность служения схимников заключается в том, что они полностью отрешаются от мира, словно умирая для него, и погружаются в молитву. Объединенные общей темой созерцательной молитвы, каждый из портретов выделяется своей особой характеристикой.
Схимница из Ивановского монастыря Москвы – образ неизмеримой силы молитвы, внутренней, потаенной. Взгляд схимницы обращен в себя, ничего внешнего не видит, телесно она присутствует на земле, но умом полностью устремлена в мир духовный, обращаясь к Богу с молитвой не только за себя, но и за весь мир, моля о прощении человечества, которое преступило заповеди добра и любви.
Общий колорит портрета получился строгий, сдержанный, но пламя свечи и расходящиеся от него красные рефлексы наполняют портрет теплым свечением.
Личность схимонахини из Ивановского монастыря в Москве точно не установлена. Существует предположение, что изображена тайная монахиня, схимница Серафима (Лидия Дмитриевна Крылова). Сохранились воспоминания Прасковьи Тихоновны Кориной о том, как Павел Дмитриевич писал этот портрет у себя в мастерской на Арбате: «… привел Павел Дмитриевич старушку на чердак. Она с собой принесла свою одежду схимницы. … Вот эта уютная, симпатичная старушка надела на себя свое одеяние. Павел Дмитриевич дал ей в левую руку медный крест, приклеив к кресту свечку горящую. «Матушка, Вы не обращайте на меня внимание, стойте не двигаясь, глядите на икону в углу», - сказал Павел Дмитриевич. «Я буду молиться про себя», - ответила схимница … Схимница стояла очень хорошо, окончив очередной сеанс, Павел Дмитриевич брал у нее крест. «Как вы держали в руках такой горячий, нагревшийся от свечи крест?», - спрашивал он. «В молитве и не чувствуешь, терпеть надо», - отвечала схимница».
На эскизе «Реквиема» (1935-1959) П.Д. Корин изобразил схимницу из Ивановского монастыря на первом плане справа, рядом с калекой-нищим.
Почти на одной линии с ней, только по другую сторону алтаря, изображен схимник отец Игнатий Лебедев. Их фигуры удивительно перекликаются, и, вероятно, по мысли художника, представляют собой символическое изображение молитвы.