Богоматерь Киккская
Патрон шедевра
Симон Ушаков (1626 - 1686)
Богоматерь Киккская
1668
Размер - 130 x 76
Материал - дерево, левкас
Техника - яичная темпера
Инвентарный номер - Инв.28691
Поступило из церкви Григория Неокессарийского. 1939
Икона воспроизводит один из иконографических вариантов чтимого образа Богоматери Киккской из одноименного монастыря на Кипре. Особенностью этого извода является сложный поворот фигуры Младенца, при котором Его обнаженные ножки повернуты в одну сторону, а торс – в другую. Богоматерь склоняется к Младенцу, чуть касаясь щекой Его головы. Порывистое движение Христа, приподнимающего рукой складки Ее убруса, уравновешивается жестом Девы Марии, удерживающей Сына за другую руку. Отличительными особенностями иконографии Богоматери Киккотиссы являются также некоторые детали одеяний: нижняя рубашка с короткими рукавами под хитоном Младенца, оставляющим Его ножки открытыми, и наброшенный поверх мафория Богоматери плат, спускающийся длинными складками на плечи.
На свитке в руке Христа написан греческий текст из книги пророка Исайи: «Дух Господень на Мне, Его же ради помаза Мя» и его славянский перевод.
По мнению исследователей, в основе иконографии Богоматери Киккской лежит константинопольский прототип, самая ранняя сохранившаяся реплика с которого – тронное изображение «Богоматерь Киккская (Киккотисса), с пророками и святыми» первой половины XII века из монастыря святой Екатерины на Синае. В русском искусстве иконы Богоматери Киккской появились только во второй половине XVII века.
В 1668 году в Москве, недалеко от Кремля, была освящена церковь Григория Неокесарийского. Строительством храма занимался его настоятель Андрей Савинов, царский духовник. Иконы для храма писали лучшие изографы Оружейной палаты. Кисти Симона Ушакова принадлежат две иконы из местного ряда иконостаса – «Христос Вседержитель» (ГИМ) и «Богоматерь Киккская».
В выборе протографа для иконы «Богоматери Киккской» решающую роль сыграла история образа, находившегося некогда в императорском дворце, и его легендарная связь с именем евангелиста Луки. Весьма вероятно, что Симон Ушаков видел списки с Киккской иконы, которые привозили с собой в Москву греческие монахи. Знаменитый русский изограф точно воспроизвел все иконографические особенности прославленного образа, включая обильные золотые и серебряные узоры на одеждах Богоматери и Младенца.