27 февраля 1917 года. Эскиз к одноименной картине
Патрон шедевра
Кустодиев Борис (1878-1927)
27 февраля 1917 года. Эскиз к одноименной картине
1917
Размер - 33,8 x 25,7
Материал - бумага
Техника - акварель
Инвентарный номер - РС-1312
Поступило от Дирекции художественных выставок и панорам. 1960
Борис Михайлович Кустодиев, родившийся и выросший в Астрахани, получил образование в Петербургской Академии художеств в мастерской И.Е. Репина, окончил ее с золотой медалью, побывал в пенсионерской поездке в Германии, Италии, Испании. По представлению Ильи Репина он был избран членом Академии художеств. Кустодиев состоял в Союзе русских художников, обществе «Мир искусства». Он особенно прославился как портретист и автор больших жанровых и исторических полотен. Однако в 1909 году у него появились первые признаки тяжелейшей болезни – туберкулеза позвоночника. Несколько операций, сделанных в российских и европейских клиниках, принесли лишь временное облегчение, и последние 15 лет жизни Кустодиев был прикован к инвалидному креслу. Но именно в этот тяжелый период появляются его наиболее яркие и жизнерадостные произведения.
Как и многие образованные люди, Кустодиев встретил Февральскую революцию с радостью. Тогда он был инвалидом. Часто от болей он уже не мог сидеть в кресле-коляске, в котором обычно рисовал. Революцию он мог наблюдать из окон собственного дома. Дочь художника Ирина рассказывала, как происходило создание картины «27 февраля 1917 года» и эскизов к ней: «Итак, я подкатила коляску. Поставила мольберт. В мастерской была тишина, а за окном кипела жизнь. Кто-то кричал. Бурлила толпа. Отец писал около трех часов, пока не ушло солнце. Когда я видела его глаза, они были влажны. Он сказал: “Ирочка, ты не понимаешь, что это за счастье, что у нас в Петербурге я вижу красные флаги свободы!”».
Акварель представляет собой один из эскизов к этой картине. В ней есть и бурлящие толпы, и красные знамена, и подробно выписанная архитектура. В левой части эскиза отряд восставших со знаменосцем во главе движется по направлению к зрителю. Все остальное пространство листа занимает изображенная очень обобщенно разноцветная архитектура с обязательной колокольней, укрытая легким снегом земля и тающие облака в небе. Однако этот эскиз в гораздо большей степени, чем законченная картина, передает ощущения свободы, легкости и какого-то парения, испытанные в те дни художником.