Васнецов Виктор (1848-1926)
Растительный орнамент с четырьмя завитками. Эскиз для росписи собора св. Владимира в Киеве
(1885-1893)
Размер - 62 x 8,4
Материал - бумага
Техника - акварель, бронзовая краска, гуашь
Инвентарный номер - Инв.1284
Приобретено П.М. Третьяковым у автора. 1893
Владимирский собор в Киеве проектировался как храм-памятник к празднованию 900-летия Крещения Руси. Программа росписей «в стиле древнерусских храмов» и руководство работами были поручены историку и археологу А.В. Прахову, который привлек к украшению храма самых выдающихся живописцев того времени. Роспись собора была завершена в 1896 году. Главным художником, определившим облик и стилистическое решение росписи собора, по праву считается В.М. Васнецов, исполнивший большинство сюжетных и орнаментальных композиций.
Орнаментальная вязь пронизывает все пространство собора. Расположенные на узловых линиях членения интерьера, на границе регистров росписей стен, орнаментальные фризы выявляют архитектонику собора, в которой воплощена сакральная логика пространства, то самое единство, которое составляют великое достижение средневекового храмового зодчества. Именно орнаменты обеспечивают единство художественного впечатления от росписей, способствуют тому, что стенопись сливается в яркое и праздничное зрелище, в единое декоративное целое подобно ростово-ярославским фрескам XVII века.
Вобравшие впечатления Васнецова от древних фресок и мозаик орнаменты одновременно современны и самобытны. В силу особой декоративной одаренности Васнецова они – одно из самых ярких и совершенных воплощений идей модерна на русской почве, ставшие эталонными образцы стиля «a la russe».
Анализируя вклад Васнецова в решение новых живописных задач, художественный критик Сергей Маковский отмечал следующее: «Новый дух прорывается везде в образах Васнецова. Он перетолковал художественные традиции по-своему со всей непокорностью самостоятельного таланта; совершил волшебство – узкие рамки школьной иконописи, мертвенной иконописи, как мертвенно все, что неподвижно веками, расширились. Открылись новые пути, невиданные области для религиозного воображения. Византийская живопись была до сих пор строго церковной, в ней царило одно настроение беспрерывной отвлеченности. Васнецов, соединив народный сказочный элемент с древними формами, вдохнул в византийское искусство новую жизнь. ˂…˃ Глядя на образа Васнецова, понимаешь связь между русской сказкой и русской верой…».