Портрет К.Г. Равича
Патрон шедевра
Тропинин Василий (1780 - 1857)
Портрет К.Г. Равича
1823
Размер - 67,5 x 53,8
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Инв.130
Приобретено П.М.Третьяковым. До 1893
Портрет Константина Равича был написан Василием Тропининым в пору расцвета его таланта. Чиновник московской межевой канцелярии, приятель композитора А.А. Алябьева, заядлый картежник Равич весьма печально закончил свою жизнь. В 1825 году он был привлечен по делу о гибели одного из игроков, с которым после крупного проигрыша случился удар. Равич семь лет находился под следствием и содержался в тюрьме. Вина его не была доказана, но «по подозрению» он был выслан в Сибирь.
В момент написания портрета до драмы было еще далеко, и Равич полон жизнелюбия и благодушия. Его облик заставляет вспомнить слова современника Тропинина – литературного критика В.Г. Белинского: «Лицо москвича никогда не озабочено; оно добродушно и откровенно, и смотрит так, как будто хочет Вам сказать: а где Вы сегодня обедаете?»
Камерный по типу портрет написан в так называемом «халатном жанре», характерном именно для московской школы живописи первой четверти XIX века. Такая форма подачи героя предполагает особую раскованность, простоту, неофициальность образа. В подобном же ключе Тропининым был написан портрет Булахова; так же, в домашней одежде, художник изобразит себя в «Автопортрете на фоне Кремля» (1846). Художник обыгрывает живописный беспорядок и домашнюю свободу костюма своего героя, он мастерски передает жизненную полнокровность, подчеркивает индивидуальность своей модели и при помощи острохарактерных деталей подмечает особый московский колорит своего персонажа.
Собственный внешний вид не очень заботит героя портрета. Его наряд ярок и по-домашнему небрежен. Красный халат, синий с золотом распущенный галстук, из-под которого виден распахнутый ворот белой сорочки, неприбранные волосы. Колорит портрета своей насыщенностью, звучностью соответствует жизненному темпераменту Равича. Герой живет в полное свое удовольствие и сосредоточен исключительно на своей частной жизни. Тот же Белинский писал: «Москвичи – люди нараспашку, они любят пожить, и в их смысле действительно хорошо живут… Где, кроме Москвы, вы можете быть довольнее тем, что ничего не делаете, а время проводите преприятно?»
Одно из лучших творений Тропинина, портрет имеет особое значение для экспозиции Третьяковской галереи, так как был приобретен самим П.М. Третьяковым.