Репин Илья (1844-1930)
Портрет П.М.Третьякова
1883
Размер - 101 x 77
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Инв.13247
Поступило из Московского Литературно-Художественного кружка. 1930
С Павла Михайловича Третьякова, основателя Третьяковской галереи, при жизни было написано два портрета. Первый – Иваном Крамским в 1876 году, второй – Ильей Репиным в 1883 году. Третьяков не заказывал второго портрета, Репин делал его для себя, а Павел Михайлович зимой 1881-82 года с удовольствием приезжал в московскую мастерскую позировать по воскресеньям и общаться с художником и его женой.
Вера Николаевна, супруга Третьякова, признала сходство в портрете, но высказала недовольство композицией – «противный взял поворот». Александра Боткина, дочь Третьяковых, испытала близкие чувства, отметив определенную «ущемленность в позе и утомленность во всем облике». Репин просил Третьякова приезжать в «черном дымчатом сюртуке» из плотной ткани, в котором коллекционер позировал для портрета и ранее. Вскоре художник с семьей переехал в Петербург, что затруднило процесс работы. Серьезным препятствием к его окончанию стало отсутствие времени у коллекционера. Возможно, Репин охладел к портрету, во всяком случае, работа шла вяло и осталась незавершенной.
Весной 1884 года портрет выставлен на 12-й ТПХВ в Петербурге, Третьяков просил Репина снять портрет с выставки, ему не хотелось, чтобы его знали в лицо, – вспоминала дочь коллекционера. Но художник возражал: «Ваш портрет меня удовлетворяет, и многие художники его хвалят». Однако на московской передвижной портрет не экспонировался. Спустя 10 лет Репин неожиданно признался своему другу Поленову: «…неприятно шевелится совесть. Ты знаешь, что портрет Павла Михайловича у меня не особенно удачен». Он хотел повторить портрет «художественно, свободно», но такой случай представился только после смерти Третьякова.
Репин изобразил коллекционера на портрете сидящим, немного призадумавшись, он сложил на груди руки, в положении «закрытого» от людей человека. Его взгляд спокоен и отстранен от житейской суеты. В сложном рисунке руки и пальцев угадывается непростой характер, природные качества московского купца, владельца Костромской льнопрядильной мануфактуры и многих доходных домов в Москве. Предприимчивость, хваткость помогали ему своевременно приобретать знаковые произведения русского искусства. Современники не скрывали восхищения его деятельностью, порой приписывая ему хищническую ненасытность, «коршунские лапы и жадные объятия».
Работая над посмертным портретом коллекционера (1901), Репин воспользовался моментом и переписал нейтральный фон на портрете 1883 года, окружив собирателя картинами и тем увековечив его на фоне созданной им галереи. В 1902 году он подарил этот портрет Московскому обществу любителей художеств, а в 1930-м портрет перешел в Третьяковскую галерею.