Якулов Георгий (1884-1928)
"Прикажет и лягу проспектом у ног..." Страница книги А.Б. Мариенгофа "Руки галстуком"
1920
Размер - 34,6 x 26,7
Материал - бумага
Техника - литография
Инвентарный номер - ГРС-9304/6
Приобретено у Г.Ф. Африкантова. 2004
«Руки галстуком» – четвертая опубликованная книга Анатолия Мариенгофа, она же третья, выпущенная объединением имажинистов. Ее оформлением занимался Георгий Якулов. Иллюстрации на страницах книги ассоциативны, это сменяющие друг друга образы, которые рождаются в воображении художника при чтении стихотворных строк.
В стихотворении Мариенгофа ощутима явственная перекличка с Владимиром Маяковским, который пользовался уважением имажинистов, вместе с ними принимал участие в выступлениях с эстрады. В журнале имажинистов «Гостиница для путешествующих в прекрасном» Мариенгофом и В. Шершеневичем было написано: «Маяковскому в случае ухудшения поэтических отношений с Гумом и Моссельпромом обеспечен заработок у нас» (1924. № 4). Из очевидных параллелей – у Мариенгофа в книге «Руки галстуком»: «Прикажет и лягу проспектом у ног», у Маяковского: «Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг».
Эстетика авангарда требовала разрушения границы между литературой и жизнью. Общаясь в едином дружеском кругу с Мариенгофом и его невестой, актрисой Камерного театра Анной Никритиной, Якулов не упустил возможность запечатлеть в иллюстрациях к книге конкретных деятелей московской художественной сцены.
На обороте страницы неясные клубящиеся формы, вероятно, призваны изображать «утренних облаков гуд», о котором идет речь в стихотворении. Из этой массы выступают лица, имеющие определенные портретные черты. Следуя авангардной стратегии, Якулов показывает читателю представителей московской богемы. Здесь также уместно вспомнить «рябое лицо дождя» из «Облака в штанах» (1914–1915) и прочие лица и «морды», которые герой поэмы Маяковского видит в небе. Вслед за футуристами, чей творческий метод имажинисты во всеуслышание объявляли отжившим, в своей ассоциативной поэзии образов они также создают гибриды людей, предметов, явлений природы и эротизируют вещный мир.