М.И. Глинка в период сочинения оперы "Руслан и Людмила"
Патрон шедевра
Репин Илья (1844-1930)
М.И. Глинка в период сочинения оперы "Руслан и Людмила"
1887
Размер - 101 x 118,5
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Инв.749
Приобретено П.М. Третьяковым у автора. 1887
Портрет Михаила Глинки (1804 - 1857), композитора и родоначальника отечественной классической музыки, входит в число Портретной галереи «лучших людей России», создававшейся Павлом Третяковым, начиная с 1860-х годов.
Репин получил заказ на исполнение портрета Глинки в 1872 году; лишь год назад художник закончил Академию, но готов был исполнить столь ответственную работу для широко известного московского собирателя. Тогда же Репин сделал рисунок, наметив композицию портрета. Однако работа над ним отложилось на несколько лет.
Выбор Третьяковым портрета великого композитора не был случайным. Глинка принадлежал к любимым композиторам Третьякова, он много раз ездил в Петербург специально слушать любимую им оперу «Руслан и Людмила», Репин также хорошо знал и любил музыку Глинки.
Побудителями написания портрета, уже в начале 1880-х годов стали критик Владимир Стасов и сестра композитора Людмила Шестакова, посвятившая памяти брата свою жизнь. Она считала, что лучше Репина никто написать портрет композитора не сможет. Художник собрал все возможные прижизненные изображения Глинки, воспоминания о нем; многое о брате, его облике, характере, повадке, выразительных бытовых чертах рассказывала художнику его сестра.
Написание посмертного изображения композитора поставило перед Репиным трудные задачи. Он считал, что создать живой портрет без натуры «едва ли возможно», поэтому художник обратился к формату портрета-картины, где не позирующая модель, а человек в окружении привычной обстановки создает неповторимую индивидуальность конкретного образа. Помимо дагерротипов и фотографий художник использовал живописный набросок головы композитора, сделанный Карлом Брюлловым с натуры. Внешний облик Глинки в репинском портрете сходен с этим этюдом.
Материальная убедительность каждой детали, крепкая и свободная живопись приближают к зрителю изображение Глинки и делают его осязаемо-живым. Репин выбрал позу полулежащего на диване композитора, «спрятав» его плотную невысокую фигуру с некоторыми недостатками за складками широкого халата. В сосредоточенности лица и жесте руки Репин стремится выразить момент рождения музыки. Ноты в руках Глинки, тетради с неровными краями страниц на столе, стакан с чаем представляют собой замечательно написанный натюрморт. Каждый из предметов здесь не случаен, но включен в общую картину живописного рассказа о композиторе. И заказчик портрета Третьяков, и сестра композитора, с нетерпением ожидавшая окончания работы над портретом, были вполне удовлетворены созданным Репиным изображением великого музыканта.