Венецианов Алексей (1780 -1847)
Вакханка
Около 1832
Размер - 53,5 x 36,2
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Инв.4248
Дар Комитета по охране памятников искусства и старины при Совете кооперативных съездов (ранее собрание Е.Д. Щукиной). 1918
Обнаженная модель на картине изображает мифологическую спутницу бога вина и веселья Вакха. Она сидит, слегка изогнувшись, на леопардовой шкуре, держа блестящую золотом чашу и забросив другую руку за голову, словно демонстрируя чувственность и откровенную соблазнительность. Но природная стыдливость крестьянской девушки придает ее движениям скованность и неловкость. Несмотря на верность передачи ее юного тела и эффектность живописной аранжировки в виде зеленого фона с виноградными листьями, созданный образ производит впечатление некоторой искусственности. Позе вакханки художник придал характер «академической античности», используя в композиции и линейном очерке фигуры известный пластический мотив. Тем самым, «классицизм» трактовки обнаженного тела соединяется с реалистической убедительностью передачи живой натуры.
Для первой половины XIX века жанр ню не был характерен. Женская обнаженная модель не ставилась в российской Академии художеств, а морально-нравственные устои, нормы частной и общественной жизни не позволяли утвердиться формам искусства, создающим соблазнительные образы, как это было, например, во французской культуре. Тем не менее в 1820–1830-е годы появляются единичные произведения, воспевающие телесную красоту библейских и мифологических героинь. Тем самым, полотна Венецианова с обнаженной моделью встраивались в круг работ на эту востребованную в обществе тему. Однако живописцем руководила и чисто творческая задача — приноровить к мифологической типологии индивидуальные свойства натуры. «Художник не должен сметь жаловаться на недостатки моделей, а должен уметь оными пользоваться, уметь отыскать, исправить недостатки природные или случайные… но никак не изменяя характера как общего, так и частного», – считал мастер.
В картине Венецианова русская модель предстает в европейском варианте мифологического существа, художник смотрит на нее сквозь призму античности, но целомудренный характер девушки делает этот образ уникальными, занимающим особое место в русской живописи.