Сенокос
Патрон шедевра
Венецианов Алексей (1780 -1847)
Сенокос
Середина 1820-х
Размер - 66 x 54
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Ж-1819
Поступило по завещанию В.Г.Проваторова. 2001
Тематически произведение дополняет созданные Венециановым сюжеты, связанные с сезонными крестьянскими работами. Но нам не известно – задумывал ли художник цикл времен года, что было бы логично. Два полотна – «На пашне. Весна» (первая половина 1820-х) и «На жатве. Лето» (середина 1820-х, обе – Третьяковская галерея) имеют образную и стилистическую общность, несмотря на различие в форматах. В то время как «Сенокос», по логике последовательности полевых работ составляющий центральную часть триптиха, исполнен в иной манере, приближающей его к жанрово-бытовой трактовке сюжета.
Художник изображает сцену короткого отдыха во время страдной поры – молодая женщина, расположившись на холмике и устало сложив руки на коленях, кормит грудью младенца, глядя на дочь, присевшую рядом. Прильнув к большому камню, девочка смотрит на мать с каким-то вопросом. Этот немой диалог, приближенность группы к первому плану, тщательно выполненные бытовые предметы – корзина для ребенка и брошенные грабли, подчеркивают сюжетную завязку полотна. Собственно тему сенокосных работ раскрывают второстепенные жанровые детали, включенные в картину, но едва прописанные: присела на корточки женщина с лошадью, что-то поправляя на ноге; другая, едва виднеющаяся за тонким деревцем слева, ведет лошадь. А на дальнем плане мужики и бабы копнят и скирдуют сено. Почти все пространство картины занято желтым полем. И только у верхнего края холста видна узкая полоска неба, что также усиливает «земное» звучание темы. Но золотистое мерцание охристых тонов, рассеянный свет, скользящий по предметам и скрадывающий резкость очертаний, придают бытовой сцене что-то неуловимо волшебное, преображающее обыденность действия.
Это полотно относится к последним приобретениям Третьяковской галереи. Оно принадлежало известному коллекционеру В.Б. Хвощинскому и после его эмиграции находилось в Риме. Последним владельцем картины был В.Г. Проваторов, и в этот период она кочевала из Кента в Монте-Карло. А теперь украшает экспозицию Третьяковской Галереи как одно из лучших произведений живописи первой половины XIX века.