Портрет Екатерины II в виде законодательницы в храме богини Правосудия
Патрон шедевра
Левицкий Дмитрий (1735-1822)
Портрет Екатерины II в виде законодательницы в храме богини Правосудия
начало 1790-х
Размер - 110 x 76,5
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Инв.5813
Поступило из Государственного музейного фонда. 1924
Этот портрет можно считать хрестоматийным примером корреляции живописи и поэзии эпохи Просвещения. Насыщенный всевозможными аллегориями, он носит дидактический характер.
Первый вариант композиции был написан по заказу вице-канцлера А.А. Безбородко в 1783 году и предназначался для его дома на Почтамтской улице в Петербурге. Сейчас оригинал находится в Русском музее.
Сложная изобразительная концепция портрета Екатерины II была разработана известным русским просветителем, поэтом и архитектором Н.А. Львовым, близким знакомым Д. Левицкого. Художник написал несколько портретов самого Н.А. Львова, один из которых (1789) хранится в Третьяковской галерее.
Поэтическое толкование программы парадного изображения Екатерины II в виде Законодательницы предложил Г.Р. Державин в оде «Видение музы», сочиненной им в 1783–1784 (?). В «Собеседнике любителей российского слова» за 1783 год поэт И.Ф. Богданович опубликовал стихотворное приветствие Левицкому. В том же издании художник напечатал ответ, в котором раскрывает содержание своего произведения.
Мастер сравнивает императрицу с языческой жрицей. Он помещает ее в условное пространство, обозначающее античный храм богини Фемиды, чья статуя расположена справа вверху. Под статуей богини расположен алтарь, на котором императрица сжигает маки – символ собственного спокойствия. Она жертвует личным покоем ради общественного блага и процветания справедливости. У ног императрицы, указывая на ее активную законодательную деятельность, лежит стопка книг. Орел, сидящий на книгах, является никем иным как Зевсом. Верховный греческий бог покровительствует деяниям Екатерины. Бурное море с кораблями на заднем плане намекает на блестящие морские победы русского флота.
От первого варианта изображения (Русский музей) портрет из Третьяковской галереи отличается большей свободой и раскрепощенностью композиции. Все пространство картины словно наполнено ветром. Впечатление вихря достигается клубящимися складками драпировок и взволнованной морской стихией. Фигура самой императрицы также охвачена волнением, обозначенным раскованным движением рук и корпуса. Отличается от варианта из Русского музея и орденская лента на груди императрицы. На портрете из Третьяковской галереи она представлена с орденом Св. Владимира, учрежденном ею в 1782.
Найденное программное решение настолько соответствовало духу времени и понравилось заказчику, что портрет послужил оригиналом для целого ряда авторских повторений и копий.