1918 год в Петрограде ("Петроградская мадонна")
Патрон шедевра
Петров-Водкин Кузьма (1878-1939)
1918 год в Петрограде ("Петроградская мадонна")
1920
Размер - 73 x 92
Материал - холст
Техника - масло
Инвентарный номер - Инв.4404
Приобретено у автора. 1920
Кузьма Сергеевич Петров-Водкин – русский художник, живописец, график, теоретик искусства, писатель. Огромное значение для формирования уникального стиля мастера имели впечатления от московской и новгородской школы иконописи, живописи мастеров раннего Возрождения, произведений Матисса и французских символистов. Основные особенности творчества художника: обращение к духовно-нравственным проблемам, стремление к монументальности, использование локального цвета – складываются уже в 1910-е годы.
Революцию 1917 года художник принял с готовностью к переменам. В произведениях 1918 и последующих годов он размышляет о переустройстве мира, стремится понять новые взаимоотношения с ним человека. Одним из первых сюжетных полотен стала «Петроградская мадонна». Проблемы жизни страны художник сопоставляет с образом матери как символом вечного обновления жизни.
Композиция делится на два пространственных плана: изображение города и матери с младенцем. Многие детали: горожане, собирающиеся группами и обсуждающие новости, декреты на стенах, пустые улицы, разбитые окна в зданиях – отражают реалии Петрограда 1918 года. Молодая женщина, прижимающая к себе ребенка, одета как многие простые женщины этого времени, и красную накидку можно рассматривать как дань времени. Как и художник, молодая мать – свидетель и участник этих переломных событий. Ее ребенок – ровесник революции. Однако лицо женщины похоже на иконописный лик, а цветовое соотношение платья и накидки, белый платок, покрывающий голову, положение рук, закрывающих и защищающих младенца, сближают изображенную с Богородицей, Мадонной. Здание с арочными пролетами за ее спиной напоминает неф храма. Фигура матери с младенцем расположена спиной к городу, отделена от него перилами и находится в другом пространственном плане. Она противопоставлена всему, что происходит за ее спиной – голоду, разрухе, пустоте. Создается впечатление, что фон может смениться, а мать с ребенком будут оставаться всегда, как неотъемлемая часть мира, надежда, символ продолжающейся несмотря ни на что жизни.