На набережной
Патрон шедевра
Кустодиев Борис (1878-1927)
На набережной
Конец 1910-х-начало 1920-х
Размер - 13,4 x 18
Материал - бумага
Техника - графитный карандаш, перо, тушь
Инвентарный номер - РС-10526
Приобретено через закупочную комиссию ГКГ. 1982
Выдающийся художник Борис Кустодиев вошел в историю отечественного искусства как певец русских праздников, крестьянского и купеческого быта, талантливый портретист и жанрист. Он заслужил звание академика живописи, его произведения завоевывали высшие награды на международных выставках в Европе, а его учитель Илья Репин благосклонно отзывался о таланте ученика. Несмотря на неизлечимую болезнь, приковавшую художника к инвалидному креслу в самом расцвете сил, Кустодиев продолжал продуктивно работать вплоть до своей кончины в возрасте 49 лет.
Известный более всего в качестве блестящего живописца, Кустодиев занимался также театральным искусством и книжной и журнальной графикой. С самого начала художнической карьеры, с 1905 года, он сотрудничал в петербургских журналах и создал ряд журнальных иллюстраций, сатирических рисунков и шаржей в самых популярных периодических изданиях, таких как «Жупел», «Адская почта», «Сатирикон».
Скорее всего, незаконченный рисунок «На набережной» также предназначался для журнала; возможно, он иллюстрировал рассказ или стихотворение литератора-символиста, или же был самостоятельным произведением в духе и стилистике художников «Мира искусства». Кустодиев был активным членом этого художественного общества с 1910 года. Сюжет рисунка ‒ встреча со смертью, смерть в образе нищенки ‒ характерен для эстетики символизма, тяготеющей к мистическим аллегориям.
О графической манере Кустодиева художественный критик Э. Голлербах писал: «Кустодиев – рисовальщик и график – явление очень своеобразное: ему как природному живописцу совсем не свойственна линейная графика, но во всем его искусстве “черного–белого” есть то, чего не хватает многим другим, – пылкость штриха, нервная трепетность, живописная сочность пятен».
Живописная природа графики Кустодиева в рисунке «На набережной» проявляется со всей полнотой: исполненные заливкой черные силуэты фигур второго плана и черные крыши вдали, сливающиеся в одно целое две женские фигуры на переднем плане, выдают склонность художника к предпочтению «сочности пятен». Вместе с тем облака, обозначенные «пунктиром», и линейная штриховка неба напоминают о линейной выразительности и декоративности графики «Мира искусства».