Голубкина Анна (1864-1927)
Митя. Камея
1913
Размер - 4 x 3
Материал - слоновая кость
Техника - резьба
Инвентарный номер - МГ К-10
Поступило из Государственного музея- мастерской А.С. Голубкиной. 1986
В 1912 году в большой семье Голубкиных, живущих в Зарайске, у Семёна Семёновича – брата Анны Семёновны, родился ребенок, названный Дмитрием. Этому ребенку было суждено прожить менее года, но войти в историю искусств. Анна Голубкина, искренне любившая детей, создала несколько произведений, посвященных малышу, искренне тронувшему ее сердце. Сохранился рисунок, сделанный с Мити, две скульптуры: отлив в гипсе и мраморе, и эта камея. Испытавшая сильное потрясение от кончины мальчика, скульптор единственный раз в жизни сняла посмертную маску, о которой сегодня известно только благодаря фотографии, сделанной в 1939–1940 годах Л.М. Сытиным. Печальная тема кончины звучит и в рельефе «Мать и ребенок» (1913), возможно, сделанном также на смерть Мити, где ветка плюща и маленькая птичка символизируют бессмертие и любовь.
Семья в жизни Анны Голубкиной играла значимую роль, в Зарайске она отдыхала душою, живя летом, помогала сажать и убирать огород, воспитывать племянников, туда она стремилась в дни побед и в дни неудач. Ценя исключительность сестры и необходимость для нее творчески работать, семья отвела скульптору в сарае при доме небольшую мастерскую, организовав даже верхний свет из парниковых рам.
Точная дата создания камеи по слоновой кости с высоким рельефом неизвестна. Но можно предположить, что Голубкина резала ее примерно в то же время, когда и создавала один из своих шедевров в мраморе, – делающий свой первый неуверенный шаг смеющийся ребенок, поддерживаемый невидимой рукой. Произведение «Митя» – один из немногих примеров в творчестве А. Голубкиной достаточно высокого камейного рельефа. В камее она создает оплечный портрет племянника. Скульптор применяет один из своих излюбленных приемов, который она не раз использовала, – трехчетвертной разворот головы. Придающий объемность прием позволял изображению «жить». По принципу решения она сходна с камеей «Портрет О.А. Багрищевой-Трофимовой» (1920-е, Государственная Третьяковская галерея), где ощущается большая пластическая свобода.