Голубкина Анна (1864-1927)
Дети у реки. Камея
Конец 1910 - первая половина 1920-х гг.
Размер - 3,1 x 2,3
Материал - морская раковина
Инвентарный номер - МГ К-14
Поступило из Государственного музея-мастерской А.С. Голубкиной. 1986
Сюжет камеи – дети, сидящие у реки, – прост и безыскусен, но исполнен поистине высокого образного звучания. Тема ожидания, чуткого вглядывания вдаль, в будущее, безысходности и терпения звучит во многих станковых произведениях Анны Голубкиной. Не раз мастер использовала прием изображения фигур людей со спины, находя в нем ту выразительность чувств, что сродни высокой трагедии, – «Даль» (1912), «Зрелище» (1913), «Кустики» (1908), «Вдали музыка и огни» (1910). Так и на камее в обобщенном изображении крошечных сжавшихся фигурок обнаженных, а значит, и беззащитных детей возле «реки жизни» скульптор вновь поднимает философскую тему одиночества среди житейских бурь, над которой размышляла много лет. Лишь нежный розово-палевый цвет раковины дает надежду на будущее.
Для создания камеи Анна Голубкина использует саму прихотливую форму и сложный рельеф раковины, создавая вогнутое изображение с поднятым над фоном изображением. Различная окраска слоев морской раковины позволяет мастеру достигать тонких колористических переходов, создающих ощущение пространства.
Василий Васильевич Трофимов, преданный поклонник творчества Анны Голубкиной, писал, что они с супругой О.А. Багрищевой-Трофимовой, ученицей скульптора, «старались чем могли помочь А.С. [Анне Семёновне] в ее работе: Ольга Александровна доставала для нее врачебные инструменты (боры), а я вырезывал пластины из раковин для работы, нашел мастеров по изготовлению серебряных ободков для камей». Возможно, эта камея и исполнена на заготовке, сделанной другом скульптора.
Технология изготовления камей – ювелирных изделий, выполненных в технике барельефа на цветных камнях или раковинах, практически не изменилась со времен Античности. Так и камеи Анны Голубкиной созданы традиционным способом – с использованием заточенных под разными углами гвоздей и набора абразивов. В послереволюционной Москве, «когда за недостатком дров в мастерской с разбитыми окнами работать было невозможно, Голубкина в своей маленькой жилой комнате занялась резьбой по слоновой кости (старые биллиардные шары) и раковинами...» – вспоминал В.В. Трофимов.