Голубкина Анна (1864-1927)
Идущие дети. Камея
Конец 1910 - первая половина 1920-х гг.
Размер - 5,2 x 2
Материал - металл, слоновая кость
Инвентарный номер - МГ К-17
Поступило в дар от Н.А. Корович. 1988
Крошечную прорезную камею с идущими детьми Анна Голубкина делает в духе «античного рококо». Это произведение – единственный сохранившийся до наших дней, к сожалению, фрагментарно, образец прорезной камеи в творчестве скульптора. Она словно отдает дань любви резчиков к изображению шаловливых амуров. Схематичное изображение детских фигурок сближает камею Голубкиной с образцами античного искусства I века до н.э. из коллекции Государственного Эрмитажа, например «Амуры-кузнецы», или «Эроты на дельфинах», что обнаруживает прекрасное знание мастером традиций создания такого рода миниатюрной пластики.
Впечатления от античных камей Голубкина могла получить во время учебы в Петербургской Академии художеств или в заграничных поездках во Францию и Англию. Живя в Москве, скульптор часто посещала публичные лекции на самые разные интересующие ее темы. Они могли быть посвящены, наряду с другими, и искусству глиптики, учитывая возросший интерес к нему после публикации в 1909 году «Очерков по истории миниатюры в России» барона Н.Н. Врангеля, единственного исследователя этой темы в дореволюционной России.
Скульптор слегка тонирует изображение, сделанное на кости, придавая объему весомость – прием, типичный для автора, добавляющего цвет во многие свои мраморы, а отсутствие фона не просто помогает выявить объем, но придает воздушность изделию. Изображение детей всегда занимало важное место в творчестве Голубкиной. Она их любила, много занималась с ними, часто лепила и рисовала. Но в столь малом изображении ей важна сама динамика формы.
Интерес к миниатюрной резьбе, по всей вероятности, у Анны Голубкиной возник еще после первой парижской поездки. В 1897 году она пишет сестре Александре по возвращению из Сибири, где они обе работали на переселенческом пункте: «Я видела дорогой вещи из селенита, это такой мягкий камень, что мне пришло в голову, не могу ли и я что-нибудь сделать из него. И вот, если это не будет тебе трудно, то достань мне, пожалуйста, селенит в породе, не обделанный... выбирай, чтобы не было полос, потому что эти полосы могут прийтись туда, где им не следует быть...».