Митя
Патрон шедевра
Голубкина Анна (1864-1927)
Митя
1913
Размер - 55 x 26 x 24,5
Материал - мрамор
Инвентарный номер - МГ СК-9
Поступило из Государственного музея-мастерской А.С. Голубкиной.1986
В большой семье Голубкиных среди пятнадцати племянников и племянниц Анны Семёновны, родившихся между 1893 и 1926 годами, было три Дмитрия. Все трое, став моделями произведений Анны Голубкиной, остались в истории искусства. Двое из них рано умерли: сын сестры Людмилы Щепочкиной, который был моделью к портрету М.Ю. Лермонтова (1900) и запечатлен в мраморном рельефе, и сын брата Семёна Голубкина, умерший во младенчестве. Не проживший и года мальчик, родившийся в январе 1912 года, искренне тронул сердце Голубкиной. Скульптор испытала сильное потрясение от кончины младенца Мити и единственный раз в жизни сняла с его личика посмертную маску, которая сегодня известна только по фотографии, сделанной в 1939 году. Третий Митя стал моделью для рельефа в мраморе, к сожалению, не оконченного (Третьяковская галерея).
Глубокая личная привязанность художника к ребенку выразилась в том, что она создала несколько произведений, посвященных ему. Беглый рисунок смеющегося мальчика и этюд в глине «Митя» (1911, Третьяковская галерея) были сделаны, вероятнее всего, еще при жизни Мити, скорее всего, летом 1912 года. В это время Анна Семёновна наверняка приезжала к семье в Зарайск, чтобы помочь с огородными работами, а самой отдохнуть от московской суеты. Зимой 1912–1913 годов Голубкина перевела этот небольшой этюд в мрамор. Впоследствии она вновь обратилась к образу Мити, практически точно повторив композицию в мраморе еще в одной работе (частное собрание).
Произведение в мраморе и переведенный отлив этюда в гипсе похожи лишь отчасти. Сохраняя найденное композиционное решение, художник ставит перед собой разные задачи, соответствующие избранному материалу, что отражает и метод работы мастера. Если в беглом этюде Голубкина точно схватывает и передает беззащитную мягкость слабого тельца, хаотичное, неконтролируемое движение переплетенных рук, то в мраморе она приближается к классическому изображению тела младенца. Художник делает ребенка старше, более уверенно держащим спинку, пытающимся сделать свои первые шаги. При этом образ Голубкиной далек от традиционно-чувственного изображения обнаженного ребенка как эрота в греческом искусстве или путти в итальянском искусстве периода кватроченто. Лишь отголоском в нем звучит и христианский символ невинности души рано умершего младенца. Скульптура Голубкиной далека от идеализации, художник не стремится к передаче умилительности, восхищающей обывателей. Ее младенец Митя конкретен, реален, даже несовершенен. Но в нем заключено то очарование настоящей жизни, к передаче которого стремились в образах детей, далеких от «скучного идеальничанья», по выражению В.В. Стасова, предшественники Голубкиной – русские скульпторы Ф. Каменский, С. Иванов. И в нем есть надлом, связанный не только с ранней кончиной ребенка, но и с самой эпохой Серебряного века, когда в обществе так остро ощущалось, что гармония идет на спад, что грядет гибель старой цивилизации.
В 1932 году семья скульптора передала в дар государству произведение «Митя» в составе других сохраненных работ художника. Два года спустя в творческой студии А.С. Голубкиной был открыт первый в стране и четвертый в мире музей одного художника-скульптора. Но в 1952 году он был ликвидирован. Произведения скульптора были направлены в Государственный Русский музей и вернулись в московскую мастерскую лишь в 1976 году, когда музей был восстановлен и вновь распахнул двери перед посетителями. В 1986 году Музей-мастерская А.С. Голубкиной вошел в состав Государственной Третьяковской галереи.