Голубкина Анна (1864-1927)
Портрет В.И. Смирновой
1907
Размер - 35 x 20,5 x 26
Материал - гипс тонированный
Инвентарный номер - МГ СК-111
Поступило из Государственного музея-мастерской А.С. Голубкиной.1986
В портрете зарайской жительницы Валентины Ивановны Смирновой запечатлены черты молодой женщины с открытым лицом, чистым лбом и высоким пучком на затылке по моде рубежа веков. Анна Голубкина нередко лепила такие небольшие этюды – только голову модели. Ей было важно увидеть и воплотить в глине самое характерное во внешности человека и точно передать настроение; но не в случайный момент, а, как говорят, в «лучшую минуту», когда раскрываются стороны личности, скрытые обычно от постороннего внимания.
Сразу привлекает необычное состояние модели: женщина как будто не видит зрителя, ее взгляд устремлен помимо стоящего перед ней человека, куда-то вдаль. Подобный портретный образ не редкость в творчестве А.С. Голубкиной. Ее герои пребывают не в тесном пространстве повседневности, а в просторах влекущего их большого мира.
Особенно близок портрет двум другим произведениям скульптора: портретам художницы Н.Я. Симонович-Ефимовой и землячки скульптора Н. Алексеевой, названным «Нина» (оба – 1907, Третьяковская галерея). Их объединяет глубокая внутренняя сосредоточенность; но вместе с тем каждый образ имеет неповторимую эмоциональную окрашенность. Свою ноту в этот аккорд вносит и портретный образ В.Н. Смирновой. Можно предположить, что он был исполнен в том же 1907 году. В каждом из этих портретов есть «что-то от сфинкса», как говорила Голубкина. Она задумывала в те годы серию образов «женщин-сфинксов» и старалась уловить «древнеегипетские» черты в облике своих знакомых. В следующем, 1908 году появились на свет скульптуры «Старая» и «Женщина в платке» (обе – Третьяковская галерея), построенные на ассоциациях с древней культурой Востока и ставшие символами исконной мудрости простых женщин русской деревни.
В творчестве А.С. Голубкиной все произведения, имея свою особую значимость и ценность, вместе с тем связаны с разными замыслами скульптора, поясняют одно другое, становятся лучше понятыми при сопоставлении. По этой причине, собранные вместе в выставочной экспозиции, в мастерской художницы или же в музее, они «разговаривают» друг с другом, раскрывая всё новые и новые смыслы.
В 1932 году портрет был передан в дар государству родственниками А.С. Голубкиной и вошел в собрание мемориального музея-мастерской. После закрытия музея в 1952 году оказался в Русском музее. В 1976 году музей-мастерская был воссоздан, и произведение вернулось в Москву. В 1986 году фонды мемориального музея вошли в состав Третьяковской галереи.