Пейзаж с лошадью. Камея
Патрон шедевра
Голубкина Анна (1864-1927)
Пейзаж с лошадью. Камея
1921-1922
Размер - 3,7 x 5,2
Материал - морская раковина
Техника - резьба
Инвентарный номер - МГ К-3
Поступило из Государственного музея-мастерской А.С. Голубкиной. 1986
Изображения природы и животных появились в античной глиптике – резьбе на цветных минералах, еще в IV веке до н.э., но чаще всего они были включены в сюжетную композицию. В небольшом камейном произведении Анна Голубкина поставила перед собой сложную задачу – создание «пейзажа-настроения». Данное определение (stimmunglandschaft) ввели немецкие исследователи для характеристики пейзажа французских художников-импрессионистов. В русском искусстве лирический пейзаж-настроение стал одним из излюбленных в творчестве живописцев второй половины XIX века. Проникновенные произведения А.К. Саврасова и И.И. Левитана определили развитие национальной пейзажной школы. Голубкина часто бывала в Третьяковской галерее, хорошо знала произведения отечественного искусства, а живя в Париже, и работы французских импрессионистов. Впечатления от новаторских произведений пейзажистов легли в основу небольшой камеи. Голубкина, добиваясь проникновенности образа, сумела внести в произведение глиптики не просто хорошо знакомые ей образы русской действительности, но господствующие в живописи тенденции.
Сюжет камеи А.С. Голубкиной прост, но за внешней безыскусностью скрыт тонкий лиризм, духовная сопричастность к состоянию природы. Пейзаж исполнен щемящего чувства безысходности, тоски и меланхолии. Но при этом в нем есть и сострадание. Несомненно, в работе проявились чувства самого творца, и камея стала своего рода взглядом художника на действительность.
В небольшом шедевре Голубкина предстает как подлинный поэт, сумев передать в произведении саму психологическую музыку пейзажного мотива. Используя различную окраску слоев морской раковины, так напоминающей сардоникс, Голубкина достигает чисто живописных колористических эффектов. Художник создает иллюзию светотеневой моделировки, варьируя толщину белого слоя так, чтобы сквозь него просвечивал темный нижний слой. Все построено на игре нюансов. Глубокий по тону фон то едва просвечивает сквозь белый слой, создавая ощущение сумерек или плотного белого снега дальних полей, то в местах максимального утончения превращается в холодную воду или дымок над домами, а то и подчиняется белому и исчезает.
Вспоминая об Анне Голубкиной, ее подруга Александра Хотяинцева заметила: «Казалось бы, что такая мелкая работа не в ее духе, но талант взял свое, она прекрасно справилась с новым материалом, и камеи нашли своих ценителей... На раковинах у нее были очень оригинальные вещи. Например, на белой раковине с коричневым нижним слоем был очень оригинально использован этот слой (как фон) и вырезан зимний пейзаж – речка, лошадь, запряженная в сани (А.С. очень любила лошадей)...».