Вяч. Иванов. Маска
Патрон шедевра
Голубкина Анна (1864-1927)
Вяч. Иванов. Маска
Вторая половина 1910-х - первая половина 1920-х
Размер - 27 x 27 x 13,5
Материал - бронза
Инвентарный номер - МГ СК-163
Поступило из Государственного музея-мастерской А.С. Голубкиной. 1986
Вячеслав Иванович Иванов – поэт, историк культуры, ведущая фигура русского символизма. Символизм – широко распространенный стиль в искусстве последней четверти XIX – начала XX века. Творцы символизма стремились к постижению загадок мироздания c помощью творческой интуиции, выражая обретенные откровения в поражающих воображение символах. Борис Пастернак определял символ как «образ мира в слове явленный». Символические произведения строятся на ассоциациях, намеках, недосказанности, а потому в них нужно «вжиться», быть готовым к активной внутренней работе и к тому, что символ никогда не будет объяснен до конца.
Портретную маску Вячеслава Иванова А.С. Голубкина вылепила, несомненно, с натуры. За несколько лет до этого, в 1914 году, Голубкина исполнила бюст Вяч. Иванова. Близко знавший поэта профессор Московского университета В.Ф. Эрн (1882–1917) считал портрет «силы Бетховенской», видя в его формах и образном строе «титанический размах». Он вспоминал о высокой оценке, которую сам Вячеслав Иванов дал произведению. С тех пор их всех связывало знакомство, встречи за чаем и беседы на темы искусства и религии. В дарственной надписи на книге своих стихов Иванов говорил о Голубкиной как о «дорогой душе, чем-то близкой и чем-то нужной». Возможно, портретная маска стала ответным подарком скульптора.
К этому времени Вяч. Иванов со своей семьей пережил в Москве три тяжелые зимы, особенно трудной была последняя. Сохранилась фотография, на которой он в пустой промерзшей комнате, согнувшись на стуле, греет руки у «буржуйки», маленькой переносной печки. Все это время А.С. Голубкина тоже жила в Москве, преподавала скульптуру во Вхутемасе. Из-за недостатка дров и невозможности работать над крупными формами много занималась резьбой камей, которые стали для нее счастливым открытием и способом воплощения неиссякаемого потока рождающихся образов.
В новом портрете запечатлены черты немного усталого, но оживленного лица с внимательным взглядом и мягкой улыбкой. Он исполнен легкими, выверенными мазками. Живописная манера лепки заставляет свет и тени скользить по поверхности, образуя вокруг лица особое собственное пространство.
Портретные черты, вполне заурядные для поверхностного суждения, слагаются под руками скульптора в неповторимый, харизматичный облик философа. Неутомимый собеседник, он продолжает беседу. Его деятельная натура готова к действию. Маску А.С. Голубкина использовала для изготовления камеи из морской раковины, которая ныне хранится в Музее-мастерской скульптора.